Расписание вискикласс 17

Ханс-Хенрик Хансен: я коллекционирую только виски Glenfiddich

Ханс-Хенрик Хансен (Hans-Henrik Hansen) — обладатель крупнейшей в мире коллекции виски Glenfiddich, которая насчитывает свыше 450 полноформатных релизов. Он впервые прибыл в нашу страну, чтобы поделиться с россиянами опытом формирования своей коллекции виски и открыть им некоторые хитрости собирательства. Накануне встречи г-на Хансена с московскими почитателями бренда нам удалось пообщаться с гостем из Дании и взять у него эксклюзивное интервью.

— Ханс, я правильно понял, что вы коллекционируете только виски Glenfiddich?
Ханс-Хенрик Хансен: “Совершенно верно, я коллекционирую только виски Glenfiddich, хотя покупаю для себя и виски других брендов: приобретаю их для обмена или личного употребления. Эти бутылки не войдут в коллекцию, которая развернута в подвале моего дома на площади 50 квадратных метров”.

— Вы выбрали Glenfiddich, потому что он радует обилием коллекционных релизов, которых много как среди доступных версий, например The Glenfiddich Millennium Vintage Limited Edition, так и в категории суперпремиальных, например Glenfiddich 50 YO?
Ханс-Хенрик Хансен: “Нет. Просто так получилось, что Glenfiddich стал первым экземпляром в моей коллекции”.

— Расскажите, как это произошло?
Ханс-Хенрик Хансен: “Это случилось в 2000 году, когда я был членом экскурсионной группы по дистиллериям Шотландии. На второй день поездки мы попали на завод Glenfiddich в Дафтауне. Бренд-амбассадором там был датчанин. Он устроил нам увлекательную прогулку по производству и складам, а по ее окончании мы заглянули в магазин.

Там на полке стоял виски “Гленфиддик” из серии Vintage Reserve. Продавался он примерно за 250 фунтов стерлингов. Мой друг купил его, а мне показалось, что это слишком дорого — я не стал ее брать. Мы провели в Дафтауне четыре дня, и в последний день я вдруг осознал свою ошибку — я побежал на дистиллерию и купил бутылку. Вот с этого и началась моя коллекция “Гленфиддик”.

— А что это была за бутылка?
Ханс-Хенрик Хансен: “Это был Glenfiddich Vintage Reserve 1969 года”.

— Надо полагать, что у вас с тех пор основательно прибавилось количество винтажных выпусков?
Ханс-Хенрик Хансен: “Да. Их у меня сейчас более 80 штук”.

— Изменилось ли у вас со временем отношение к коллекционированию?
Ханс-Хенрик Хансен: “Безусловно. От случайных единичных покупок, которые я делал вначале, я перешел к осознанному поиску интересующих меня экземпляров”.

— И что это для вас сегодня — хобби или страсть?
Ханс-Хенрик Хансен: “Полагаю, что это, с одной стороны, хобби, но с другой — страсть. Обычно не меньше часа в день я провожу в интернете. Веду переписку, общаюсь в “Фейсбуке” со своими многочисленными друзьями. Мне звонят и сообщают, что видели ту или иную бутылку, спрашивают, есть ли у меня такая же”.

— Можно ли это тоже назвать бизнесом?
Ханс-Хенрик Хансен: “Я думаю, что нет. Хотя в собирательство вложено немало денег, но не оно является основой моего заработка. Поэтому правильнее характеризовать то, чем я занимаюсь, как коллекционирование и поиск новых бутылок, которых не хватает в коллекции.
Кстати, некоторые из них, несмотря на то что они весьма редкие, если повезет, можно найти в интернете и за 30 евро. Ну а некоторые (их искать ничуть не менее увлекательно) — довольно дорогие, и я не могу их себе позволить приобрести”.

— А приходилось ли вам что-то продавать из своей коллекции?
Ханс-Хенрик Хансен: “Разумеется. Скажем, один раз я продал бутылку, но не потому что она мне не подходила, а потому, что за нее предлагали настолько хорошие деньги, что на них мне удалось купить три других, которых мне недоставало. Это была хорошая сделка. Но, как правило, я не продаю бутылку, если у нее нет копии в коллекции”.

— У вас есть обменный фонд, чтобы можно было меняться со своими партнерами, друзьями?
Ханс-Хенрик Хансен: “Конечно, у меня есть бутылки для обмена с другими людьми. И если у меня есть два образца, скорее всего, я захочу их поменять с тем, кто нуждается в этой бутылке для пополнения своей коллекции. В особенности с теми, кого интересует определенная бутылка не в плане ее стоимости, а для полноты коллекции”.

— Хочу узнать, можно ли бутылки c алкоголем продавать в странах Евросоюза? У нас в России частные лица не могут продавать алкоголь. А как дело обстоит в странах Европы?
Ханс-Хенрик Хансен: “В Дании это не проблема. У нас есть таможенное ограничение на количество ввозимого алкоголя, но не на его продажу. Вы можете выставить свои бутылки на интернет-аукцион”.

— А как развивались ваши контакты с Glenfiddich? Как они узнали о вашем увлечении брендом?
Ханс-Хенрик Хансен: “Получилось так, что датчанин, устроивший мою первую экскурсию по дистиллерии, впоследствии стал моим другом. Мы регулярно с ним общались, и он был в курсе пополнений моей коллекции.
Потом я познакомился с бренд-амбассадором Glenfiddich Ианом Милларом (Ian Millar). Он приезжал ко мне несколько раз. (Заметим, что Иану Миллару приходилось бывать и в России. — Прим. портала.) В своем отеле в октябре я стал устраивать ежегодный фестиваль Wild Whisky Weekend. Так что теперь Иан Миллар регулярно заглядывает ко мне и видит, как растет моя коллекция”.

— Со своей стороны Glenfiddich делает что-то такое, что помогает вам ориентироваться в том, что выпускается?
Ханс-Хенрик Хансен: “Да. Они мне действительно много помогают. Иногда они помогают мне найти бутылки, дают контакты мест, где я могу их купить. Бывает, что они приглашают меня на дистиллерию”.

— Мы писали о том, как вы приезжали на Glenfiddich, чтобы принять участие в церемонии выбора розлива Glenfiddich Vintage Reserve 1974
Ханс-Хенрик Хансен: “Да. Я был тогда на Glenfiddich по приглашению Брайана Кинсмана (Brian Kinsman). Я вообще там бываю не реже одного раза в год.

— Сейчас все чаще можно столкнуться с ситуацией, когда вокруг отельного бренда формируется сообщество единомышленников. Например, “друзья “Лафройга”. Есть ли что-то подобное у Glenfiddich?
Ханс-Хенрик Хансен: “Да, у нас тоже есть свое сообщество, но это не клуб. Я бы сказал, что это группа контактирующих между собой людей, которые коллекционируют виски Glenfiddich. Мы помогаем друг другу. И если, к примеру, кто-то не может найти бутылку, а я знаю, где она, то я могу купить ее для того, кто в ней нуждается. Либо я могу сначала отдать ему свою бутылку, а потом докупить себе. Разумеется, если я понимаю, что такая бутылка оказывается в единичном экземпляре, то в первую очередь я куплю ее себе. Но если у меня уже есть шесть бутылок, то запросто могу несколько штук отправить другим членам группы”.

— А был ли случай, когда к вам обращались представители бренда с просьбой выкупить какой-то образец?
Ханс-Хенрик Хансен: “Да, такое случалось. Например, в прошлом году, они спрашивали меня про запасные бутылки того старого, 60-летнего виски с белой этикеткой. Я продал эту бутылку дистиллерии. Потом британский бренд-амбассадор меня попросил разыскать вторую такую же бутылку. Но я уже был вынужден ему отказать, потому что у меня не осталось запасных бутылок. Я не буду продавать того, чего нет в запасе. Только в крайних случаях”.

— Как принимается решение о покупке очередной новинки? Вы же наверняка не покупаете все подряд, а руководствуетесь какими-то принципами. Что это за принципы? От чего отталкиваетесь, и что является главенствующим?
Ханс-Хенрик Хансен: “Полагаю, что ограничителем являются деньги. Но если бутылка действительно коллекционная, то я не буду оглядываться на ее стоимость и постараюсь прикупить дополнительно еще одну. Особенно если есть уверенность в том, что позже я смогу ее обменять.
Впрочем, я могу позволить себе купить дополнительную бутылку и просто для того, чтобы ее можно было выпить. Другое дело, что так получается не всегда, поскольку некоторые бутылки слишком дорогие.

Проблема в том, что все приобретения я делаю на свои личные деньги. Уменя есть отель в Дании. Помимо меня в нем работают мои брат и сестра, но они не любят виски. Поэтому я могу направлять на пополнение коллекции не все семейные деньги, а только свои собственные”. 

— То есть, встретив бутылку по хорошей стоимости, вы все равно возьмете ее, даже если она у вас есть?
Ханс-Хенрик Хансен: “Конечно. Однажды я, что называется, нарвался на один из винтажей, у которого была слишком низкая цена. Встретил его в Шотландии в маленьком отеле. Видимо, никто не знал, что в этом отеле еще есть этот виски. Поэтому я сразу купил шесть бутылок, потом 12, потом 24, а потом 36. Думаю, что я скупил половину всех имеющихся там бутылок. Я понимал, что бутылки стоили реально дешево. И когда я их в последующем продал, то вырученных средств хватило для приобретения множества бутылок для моей коллекции”.

— Хорошо, стоимость — это важная составляющая. Но смею утверждать, что вы обращаете внимание и на редкость бутылки.
Ханс-Хенрик Хансен: “Конечно. Скажу больше: бывает так, что самую редкую бутылку можно найти буквально за копейки. Но если ты видишь редкую бутылку, которую хочешь купить, а на это не хватает денег, то ты можешь купишь ее позже”.

— Скажите, насколько важна для покупки такая характеристика, как высокое качество виски, как, например, у Glenfiddich Snow Phoenix? Интересно ли коллекционеру иметь такую бутылку или нет?
Ханс-Хенрик Хансен: “Это действительно очень хороший виски. Мне он нравится. Поэтому в свое время я приобрел его в большом количестве. Хотя мои запасы Glenfiddich Snow Phoenix заметно поубавились. Он был дешевый и хорош для обмена, потому что цена его растет. К тому же я люблю его пить.

— Получается, что важен фактор роста цены?
Ханс-Хенрик Хансен: “Конечно, важен, но Glenfiddich Snow Phoenix я приобрел, потому что мне понравился его вкус. Вообще я стараюсь покупать те виски, которые мне самому нравятся. И у меня до сих пор осталось примерно 24 бутылки Snow Phoenix, которые постепенно дорожают”.

— Glenfiddich Snow Phoenix имеет признанную очень высокую оценку. Он, например, завоевал золотую медаль на San Francisco World Spirits Competition 2011 и получил звание “Лучший в классе — “серебро” на International Wine and Spirits Competition 2011. Но насколько важно, покупая бутылку для коллекции, вообще смотреть на ее вкусоароматические составляющие?
Ханс-Хенрик Хансен: “Когда я подбираю бутылку для коллекции, то ищу в первую очередь ту, которой у меня еще нет. Но когда я знаю, что виски хорош, то покупаю сразу несколько бутылок, если, конечно, я могу себе позволить купить его для питья. Однако должен признаться, что в коллекцию я буду брать и те бутылки, которые мне не слишком нравятся. К примеру, я не очень люблю дымные версии, но, конечно, они представлены в моей коллекции”.

— Какая бутылка на данный момент для вас самая желанная?
Ханс-Хенрик Хансен: “Мне хочется приобрести релиз Glenfiddich Janet Sheed Roberts Reserve 55 YO”.

— Но ведь это виски, который продавался по всему миру только на аукционах, включая аукцион в Москве?
Ханс-Хенрик Хансен: “Да, вы правы...”

— Мне посчастливилось быть очевидцем этого аукциона. Правда, покупателем той бутылки стало не частное лицо, а гостиница Radisson Royal Hotel Moscow.
Ханс-Хенрик Хансен: “Да, это очень редкий виски, выпущенный в честь 110-летия Джанет Шид Робертс (Janet Sheed Roberts) — правнучки основателя винокурни Glenfiddich Уильяма Гранта (William Grant) ”.

— Ханс, спасибо вам большое за интересный рассказ. Было очень приятно с вами общаться.

Беседу вел Юрий Богоносцев

3 марта 2014 г.

 

 

Сорта виски по алфавиту

Premium distillers 240х117

Какой виски вам больше нравится?






Предварительные результаты голосования
КНИГА 240х103

Какой тип шотландского виски Вы предпочитаете?






Предварительные результаты голосования
Представляем марку2
123