Расписание вискикласс 17

Джорджи Белл: “Mortlach ― это магия шести перегонных кубов”

Джорджи Белл (Georgie Bell), международный амбассадор бренда Mortlach, приехала в нашу столицу с приятной миссией: дать старт началу продаж в России новой линейке официальных розливов от первой дистиллерии Даффтауна. Уже с июля новинку ― Mortlach 18 Year Old и Mortlach 25 Year Old ― можно будет приобрести в нашей стране. В преддверии этого события мы пообщались с Джорджи Белл в резиденции британского посла, чтобы из первых уст узнать побольше о бренде, который так долго оставался в тени.

― Позвольте начать нашу беседу с вопроса о том, что же означает название Mortlach?
Джорджи Белл: “Mortlach можно перевести как "долина в форме чаши”.

― Иногда виски Mortlach называют “зверем из Даффтауна”. Откуда взялось это выражение?
Джорджи Белл: “Так прозвал Mortlach известный специалист по алкогольным напиткам Дэйв Брум (Dave Broom). Дэйв Брум дал такое имя нашей дистиллерии, потому что она сильно отличается от всех окружающих ее производств. И хотя она расположена в Спейсайде, где производятся цветочные легкие спирты, на Mortlach делают другой виски: “жирный”, “толстый”, мощный, с некими мясными нотами. Это настоящий “зверь из Даффтауна”!”

― Ведь это первое производство виски, возникшее в Даффтауне ― городе, который из-за обилия действующих винокурен многие сейчас считают столицей шотландского виски?
Джорджи Белл: “Да, дистиллерия Mortlach ― это первая легализованная дистиллерия в Даффтауне. Она была основана в 1823 году и на протяжении шести с лишним десятилетий оставалась единственной в Даффтауне, пока в 1887 году не появилось второе производство ― Glenfiddich”.

— Давайте поговорим о самом виски Mortlach. Многие специалисты отмечают, что Mortlach очень популярен у купажистов, и что он любим негоциантами. Насколько справедливо это мнение?
Джорджи Белл: “Вы верно заметили, что “Мортлах” очень любят купажисты. Наша дистиллерия в прошлом производила 3,7 миллиона литров спирта в год. И большая часть этих спиртов уходила на производство самых дорогих, самых престижных купажей, в то время как за все время существования винокурни было выпущено всего девять официальных релизов односолодового виски. Они выпукались в очень ограниченном количестве и были доступны немногим.

Но хочу заметить, что те виски, которые изготовлены сейчас, и которые нам сегодня предстоит попробовать, сильно отличаются от того, что выпускалось ранее в виде официальных релизов. Причина заключается в том, что все предыдущие выпуски имеют довольно выраженное различие, поскольку делались по разным поводам. А новые виски более однородные.

Я часто сталкиваюсь с людьми, которые пробовали Mortlach 16 YO в варианте серии Flora & Fauna. Так вот, перед дегустацией новых релизов я советую им забыть свои предыдущие ощущения, потому что Mortlach сейчас иной”.

— Напоминают ли новые релизы тот Mortlach, который выходил в серии Rare Malts Selection?
Джорджи Белл: “Хочу сказать, что современный Mortlach вобрал в себя все лучшее, что было во всех предыдущих выпусках, в том числе и в знаменитой серии Rare Malts Selection. Конечно, мы ставили перед собой цель сохранить характер дистиллерии, характер самого Mortlach.
Те образцы, что мы будем пробовать сегодня (Mortlach Rare Old, Mortlach 18 YO и Mortlach 25 YO), ― это три члена одной семьи, но очень разные”.

— Однако вы сказали, что они все же иные, чем Mortlach, который мы знали до этого...
Джорджи Белл: “Да, безусловно, они отличаются, и весьма существенно. Ведь в выпуске серии Flora & Fauna сказывалось сильное влияние хересных бочек, а сейчас у нас используется четыре разных типа дуба, четыре бочки.
Вот взять, к примеру, Mortlach Rare Old. В предыдущих выпусках Mortlach я никогда не встречала одновременно присутствующие в этом виски соленую карамель, абрикосы, ваниль, молочный шоколад и пряности. Это то сочетание, которое я никогда не встречала в одном напитке вместе.
Или, к примеру, Mortlach 18 YO. В нем, безусловно, есть отчетливое хересное влияние, но присутсвуют и refill бочки. Кстати, именно 18-летний релиз может напомнить предыдущие выпуски Mortlach.
А Mortlach 25 YO ― так это то, с чем я еще не сталкивалась в контексте этой дистиллерии. Это сложный виски. Я сегодня читала отчет одного английского специалиста: он написал, что, попробовав 25-летний Mortlach, ему захотелось сесть в абсолютной тишине и заполнить безграничный чек-лист, описав те ощущения, которые у него возникли. И я солидарна с ним в такой оценке".

— Наверное, характер виски Mortlach во многом зависит от процесса дистилляции. Давайте поговорим о дистилляции, которая на Mortlach происходит не совсем так, как на других дистиллериях. Кем она была придумана?
Джорджи Белл: “Функционирующая схема дистилляции связана с именами Джорджа Коуи (George Cowie) и его сына Александра Коуи (Alexander Cowie). Они организовали частично трехкратную систему дистилляции”.

— Но она у вас не трехкратная, а какая-то другая. И при этом отличается от имеющихся на остальных производствах. Что вы делается иначе?
Джорджи Белл: “Для начала замечу, что каждый производственный процесс у нас выстроен именно так, чтобы получить в конечном итоге тот “толстый”, объемный, “мясной” характер виски.
Мы применяем относительно короткую ферментацию, которая длится обычно от 53 до 58 часов. Она дает нам возможность получить насыщенную брагу. Кстати, на большинстве дистиллерий на то, чтобы получить фруктовые и травяные ноты, уходит порядка 75 часов.
У нас шесть перегонных кубов: три “низкого“ вина и три спиртовых. На любой другой шотландской дистиллерии все кубы низкого вина имеют абсолютно одинаковую форму и размер. Впрочем, обычно тем же свойством обладают и спиртовые кубы. Они работают параллельно и выдают один и тот же продукт”.

— А у вас по-другому?
Джорджи Белл: “Да, у нас иначе. У нас все кубы разные, и у нас нет пар за исключением одной (между третьим кубом “низкого“ вина и третьим спиртовым кубом. ― Прим. портала). Эта пара выдает спирт, имеющий солодовый характер. Остальные кубы работают по-другому”.

― И как же?
Джорджи Белл: “Первый и второй куб низкого вина работают абсолютно параллельно. Они могли бы быть одним большим кубом, но их разделили на два маленьких. Мы запускаем их одновременно. Результат перегонки в них мы разбиваем на две части. Никто, кроме нас, этого не делает.
Первую, легкую часть “низкого” вина из первого и второго бражных кубов мы направляем во второй спиртовой куб. Там в процессе перегонки отбираются ”головы” и ”хвосты”, которые пойдут на повторное использование в следующем цикле, а сердце сгона представляет собой легкий цветочный дистиллят.
Вторую, более тяжелую часть ”низкого” вина из первого и второго бражных кубов направляем на дистилляцию в спиртовой куб № 1 и там перегоняем. За этим кубом закрепилось прозвище “Маленькая ведьмочка” (Wee Witchie). После первой перегонки в “Ведьмочке” всю жидкость в полном объеме перегоняем еще раз. Причем поначалу в процессе перегонки ”головы” и” хвосты” не отсекаются.
Все, что вышло из куба, загружается в него заново. Каждый раз спирт становится более насыщенным. Причем только после третьего прогона мы отсекаем "головы", "сердце" и "хвосты". По окончании дистилляционного цикла получаем три разных спирта, которые мы смешиваем”.

— Но перед этим спирты проходят через змеевики?
Джорджи Белл: “Да, в качестве конденсаторов мы применяем медные змеевики. Они остались только на 13 дистиллериях Шотландии. Их использование, а не только выполненная 2,81 раза дистилляция, также помогает сформировать мощный, мужественный характер нашего виски”.

— Вы назвали свою дистилляцию ”произведенной 2,81 раза”. Откуда взялась эта цифра?
Джорджи Белл: “Эту цифру рассчитал Джим Беверидж (Jim Beveridge) ― мастер-блендер Johnnie Walker. Но в любом случае 2,81 ― это ближе к трем, а не к двум. Тем не менее, характер у виски получается отнюдь не легким”.

— Вот именно. В принципе, с увеличением числа перегонок спирт должен становиться легче, как, например, на Auchentoshan или Springbank. Почему же у вас спирт остается таким мощным, с таким “мясистым” ароматом? И что больше влияет на его характер ― система охлаждения в виде змеевиков, оставляющая много сернистых соединений, или куб под названием “Ведьмочка”?
Джорджи Белл: “Всё вместе. Все производственные процессы у нас интегрированы друг с другом ― если что-то одно исключить, то все расстроится. Каждый из элементов производства ― и тройная перегонка через "Ведьмочку", и конденсатор в виде змеевика, который омывается очень холодной водой, где очень быстро конденсируются все пары, ― выполняет важную роль. Они работают все вместе на один результат”.

— Да, у вас применяется уникальная дистилляция, которая дает очень интересный спирт, превращающийся со временем в уникальный виски. Почему эта схема не была заимствована другими шотландскими производителями виски?
Джорджи Белл: “Просто потому, что каждое производство хочет быть уникальным по-своему. Если посмотреть на Cragganmore с его насыщенным богатым фруктовым ароматом на выходе, на Glen Ord c его травяным характером, на Сardhu, который похож на Cragganmore, но с более выраженной медовой ноткой, то можно заметить, что все они очень разные.
Каждый производитель виски гордится именно своим стилем приготовления, своей технологией. Их наследие ― это их история. У каждой дистиллерии она своя, и у каждой дистиллерии есть причины делать так, а не иначе. Если все начнут повторять, например, технологии Mortlach, то он потеряет свою уникальность, неповторимость. Зачем это делать? Вот вы когда-нибудь пробовали Talisker?”

— Конечно!
Джорджи Белл: “Вам он нравится?”

— Да, нравится!
Джорджи Белл: “Нам с вами он нравится. Но это не значит, что все должны делать виски, как Talisker. Нам не надо иметь сто подражателей Talisker, делающих что-нибудь приблизительно похожее на него: тогда не будет уникальности”.

— У Mortlach есть еще одна интересная особенность. Это не характерное для индустрии шотландского виски многообразие кубов (разных по объему и форме), позволяющее получать спирты разного профиля. Подобное технологическое решение совершенно нормально смотрелось бы в Японии, в чем мне пришлось убедиться лично. Но оно удивительно для Шотландии, где есть возможность обмениваться спиртами.
Джорджи Белл: “Да, верно. Я была на дистиллерии Yamazaki в 2013 году. И у них совершенно другой стиль. В Японии вообще каждая дистиллерия уникальна. А у нас ― это магия шести перегонных кубов”.

— Давайте поговорим о выдержке. В новой линейке у вас есть релизы как с указанием возраста, так и без него. С чем это связано?
Джорджи Белл: “Когда мы решили снова возродить Mortlach, мы обратились к нашему мастер-блендеру Мэттью Кроу (Dr. Matthew Crow) и попросили его сделать виски трех разных версий, каждая из которых обладала бы индивидуальным характером. Изготавливая Mortlach 18 YO, Мэттью был вдохновлен спиртами, которые выдерживались 18 и более лет. Для второй версии, которой оказался виски Mortlach 25 YO, он взял со склада бочки с выдержкой 25 лет и старше. А для Rare Old он брал разные бочки, не ограничивая себя никакими возрастными рамками ― ориентируясь исключительно на вкус и аромат их содержимого”.

― Как вы планируете поступать в будущем ― брать виски определенного возрастного диапазона и приводить его значение на бутылках или забыть о возрасте как таковом?
Джорджи Белл: “У нас сейчас нет конкретного ответа на этот вопрос. Но мы будем продолжать показывать характер нашей дистиллерии. А как мы это будем делать ― использовать весь диапазон спиртов или от определенного возраста и далее ― будет решать Мэттью Кроу”.

— Но в любом случае можно утверждать, что сингл молт от Mortlach ― это виски, ориентированный на сегмент Luxury?
Джорджи Белл: “Да, 18- и 25-летние спирты ― это редкость. Их запасы сильно ограничены. Это действительно редкие спирты, сохранившие характер нашего производства. Сейчас мы владеем этим редким материалом и, благодаря этому, можем предложить потребителю виски такого вкусового профиля”.

— Следует ли ожидать в ближайшее время выхода новых релизов Mortlach?
Джорджи Белл: “Пока мы сконцентрировались только на тех четырех выпусках, которые были сделаны. Мы сейчас не торопимся: уж слишком долго почитатели виски ждали односолодовый Mortlach, поэтому мы хотим ознакомить их пока с этими четырьмя выпусками”.

— Но параллельно со старым дистилляционным цехом вы запускаете новый, который, по сути дела, даст вам увеличение объема производства спирта вдвое
Джорджи Белл: “Да, вы правы. Объемы производства будут увеличены с 3,7 до 7,4 миллиона литров. Но этого еще не произошло ― надо дождаться окончания строительных работ”.

— Расположение Mortlach в столице шотландского виски и выпуск собственных односолодовых виски не наталкивает вас на мысль об открытии при дистиллерии гостевого центра, который принимал бы туристов?
Джорджи Белл: “Дистиллерия Mortlach никогда не была открыта для посещения. И сейчас она тоже не принимает гостей. Планов по открытию у нас центра для посещений нет и в обозримом будущем. Но опять же, кто знает, что может произойти завтра (смеется)”.

― Dufftown посещает большое число туристов. Кажется, было бы странным не воспользоваться этим.
Джорджи Белл: “Это здорово, но все же мы хотим побыть еще какое-то время немного засекреченными. Иначе мы бы здесь не сидели и не разговаривали”.

— Для каждой вашей новой версии делался свой декантер. Причем их дизайн получил высокую оценку на San Francisco Spirit Competition. Кто разрабатывал дизайн? Будет ли это означать, что и в дальнейшем все релизы будут делаться в новых флаконах?
Джорджи Белл: “Бутылки были созданы нью-йоркским дизайнерским агентством Raison Pure. Их дизайн навеян стилем Викторианской эпохи. Джордж Коуи был инженером, и он работал как раз в те времена, когда это направление было в самом расцвете. На торцах бутылки Mortlach 25 YO имеется металлический узор, который повторяет узор на одном из мостов в Нью-Йорке.
Эти декантеры являются этакой правильной обрамляющей рамкой для нашей жидкости, поэтому почему бы нам не продолжить данную тему и с новыми выпусками”.

— Повлиял ли как-то на принятие решения запустить новую линейку Mortlach состоявшийся накануне выход релиза Mortlach 70 YO от компании Gordon & MacPhail? Или эти два события не связаны между собой?
Джорджи Белл: “Mortlach 70 YO ― другой по стилю виски. Он был выпущен независимым боттлером. И это два совершенно не связанных друг с другом события”.

— Хорошо, тогда что первично было при запуске вашей серии солодов ― принятие решения удвоить мощность или начать выпускать официальные релизы?
Джорджи Белл: “Эти решения взаимосвязаны. В начале 2012 года компания Diageo объявила о том, что будет вложен один миллиард фунтов стерлингов в будущее шотландского виски. И фактически одновременно мы объявили о том, что будем создавать дополнительные мощности на Mortlach. Кроме того, у нас запланированы работы на Glen Ord и Clynelish. Это процессы, которые идут параллельно”.

— Так что, может, и Brora обретет второе дыхание?
Джорджи Белл: “Там, чтобы навести порядок, нужно выполнить колоссальный объем работ!”

— Зато у бренда уже сложился имидж. Его релизы востребованы среди коллекционеров. Компания Diageo сама регулярно включает виски Brora в специальные престижные серии, например, Diageo Special Releases 2013 и Diageo Special Releases 2014. Да и вкусоароматические свойства виски не вызывают сомнений. Недавно я в этом убедился при дегустации Brora 30 YO 2005 года розлива. Очень интересный виски!
Джорджи Белл: “Если вам понравился Brora 30 YO, то наверняка вам придется по вкусу Mortlach 25 YO, потому что там есть текстура воска, засахаренные фрукты и цветочные ноты“.

— Джорджи, я хочу поблагодарить вас за то, что нашли время пообщаться и рассказать нашим читателям о виски Mortlach, который по результатам опроса авторитетных шотландских экспертов попал в число самых достойных брендов шотландского односолодового виски. Осталось дождаться дегустационного сета, о котором можно будет прочитать на нашем портале. Еще раз спасибо за интервью!

Беседу провел Юрий Богоносцев

01 июля 2015 г.

 

Сорта виски по алфавиту

Premium distillers 240х117

Какой виски вам больше нравится?






Предварительные результаты голосования
КНИГА 240х103

Какой тип шотландского виски Вы предпочитаете?






Предварительные результаты голосования
Представляем марку2
123