Расписание вискикласс 17

Loch Lomond Distillery: “Сейчас мы интенсивно инвестируем в бренды”

Директор по региону Европа Дэвид Линд (David Lind) и менеджер по международным продажам Дональд МакЛеллан (Donald MacLellan) из Loch Lomond Group недавно посетили Россию. Они приехали к нам в страну, чтобы рассказать о продукции Loch Lomond Distillery и тех изменениях, которые она переживает. Но прежде чем затронуть эту тему, я решил напомнить Дональду МакЛеллану о нашей предыдущей встрече, состоявшейся шесть лет назад.

― Дональд, вы помните, как мы с вами встречались на московском фестивале “Вода жизни — 2010” и вы дали интервью нашему порталу?
Дональд МакЛеллан: Конечно, помню.

― Посмотрите, это материал, который был тогда опубликован.
Дональд МакЛеллан: О, узнаю этого симпатичного парня (с улыбкой произносит Дональд, глядя на материал, который я ему демонстрирую. ― Прим. портала)! Тогда я завершал свою карьеру на Bruichladdich. После этого несколько лет работал на Benriach, а сейчас счастлив трудиться в такой компании, как Loch Lomond.
Конечно, Bruichladdich и Benriach — хорошие компании. У них на тот момент уже была разработанная концепция развития, и все, что требовалось, — это только следовать стратегии, созданной кем-то другим. У нас же в Loch Lomond при наличии полных складов потрясающих спиртов мы имеем возможность создать свой план по продвижению этого уникального богатства. Над этим планом, которого еще пару лет назад у нас не было, сейчас и работает весь наш коллектив. И каждому, в том числе и мне, представился фантастический шанс ощутить сопричастность к преобразованиям, которые переживает наше производство.

― Согласен, всегда приятно работать там, где в тебе зримо ощущается потребность, где понимаешь, что от тебя многое зависит и ты причастен к созданию чего-то нового. Наверно, такое можно испытать только в независимой компании, например, такой, как ваша. А что означает независимость для вашей компании?
  Дональд МакЛеллан: Для нас независимость ― это абсолютная гибкость. Мы можем быть новаторами и сосредоточиться на качестве настолько, насколько мы этого хотим. Сейчас мы полностью изменили наш виски. В том числе упаковку — теперь она стала достойной того качества, которое приобрел наш скотч. Мы стали уделять самое пристальное внимание выдержке виски в бочках. Мы можем использовать любую бочку, независимо от ее цены, чтобы создать желаемый вкусоароматический профиль. Мы собрали команду профессионалов, страсть и навыки которых помогли создать достойный виски.

Дэвид Линд: Я хотел бы добавить, что сейчас мы больше фокусируемся на качестве, чем на объемах. У нас появилась возможность заняться инновациями и экспериментами. Вот что значит для нас быть независимыми.

― Гибкость нужна в связи с тем, что меняется рынок, меняется потребитель виски?
Дональд МакЛеллан: Да, раньше виски рассматривался как напиток для потребителей среднего и старшего возрастов. Теперь же ситуация в мире иная. Особенно быстро она меняется в вашей стране, потому что, с точки зрения потребления виски, Россия — это молодая страна. Молодая, современная и новаторская. Наши наблюдения показывают, что молодые потребители алкоголя у вас быстро подхватывают модные тенденции, включая и моду на виски.

― Loch Lomond принято называть “Шотландией в миниатюре”. Дегустация, проведенная вами накануне, это подтвердила: виски у вас выпускается действительно очень разный. Но в связи с какими обстоятельствами на Loch Lomond под одной крышей был собран столь разнообразный парк дистилляционного оборудования?
Дэвид Линд: Предыдущий владелец, поднявший 40 лет назад дистиллерию с нуля, был по образованию специалистом по фермерству и сельскому хозяйству. Это образование и знание зерновых культур помогло ему разобраться в ферментации, дистилляции и выдержке. Вместе с тем общение с представителями отрасли дало ему понимание того, какова должна быть конфигурация оборудования для создания напитков с индивидуальным стилем вкуса и аромата, сохраняя при этом независимость.
Таким образом у нас на площадке оказались два типа аппаратов дробной перегонки (классические pot still кубы и уникальные pot still кубы, дополненные ректификационной колонной) и два типа кубов для непрерывной перегонки (кубы Коффи, которые предназначены для перегонки браги из 100-процентно соложеного ячменя, и современные колонны непрерывного действия). Все это позволяет нам выгонять разные спирты крепостью от 70 до 90 % алкоголя.

― Могу предположить, что именно это создавало почву для экспериментов?
Дональд МакЛеллан: Безусловно. Причем эксперименты касались не только дистилляции. Например, для производства виски Inchmurrin наш основатель использовал винные дрожжи — в те годы это был очень инновационный подход. Он также использовал разный солод с разным уровнем торфяности и различные зерновые.

― Помимо виски вы производите водку. А в каких кубах вы перегоняете ее?
Дэвид Линд: Для водки у нас есть отдельный перегонный куб. С помощью него выгоняется спирт конечной крепостью 94-96 %.

― Доводилось ли вам встречаться с такими кубами, как ваши Unique Pot Still, где-либо еще?
Дэвид Линд: В Шотландии — нет, но я видел подобные кубы в Америке.

― Чем, на ваш взгляд, можно объяснить отсутствие интереса со стороны других производств к использованию кубов, подобных вашим?
Дэвид Линд: Производство виски в Шотландии остается традиционным. Существуют законы, которые ограничивают внедрение инноваций.

― Об этом говорил мне доктор Билл Ламсден (Bill Lumsden) из  компании Glenmorangie, который жаловался на сложности внедрения ряда новшеств.
Дэвид Линд: Да, я, например, наблюдал за новациями, появляющимися в последние годы в Америке. Мы в Шотландии не столь вольны в своих действиях, как производители виски в США, Ирландии, Южной Африке и Тайване. 

― Возвращаясь к вопросу о  “Шотландии в миниатюре“. Получается, что ваше предприятие самодостаточно. Означает ли это, что вы не берете спирты “со стороны“, или вы все же обмениваетесь ими с кем-то?

Дональд МакЛеллан: Мы, конечно, самодостаточны, но все-таки участвуем во взаимообменах спиртами и добавляем в свои купажи виски других дистиллерий. Мы покупаем молты у других производств, чтобы внести определенные  вкусоароматические оттенки в нашу продукцию. Например, в High Comissioner добавляются виски из региона Хайленд.

― А какая производственная мощность Loch Lomond Distillery?
Дэвид Линд: Объем производства солодового виски на Loch Lomond составляет сейчас порядка четырех миллионов литров алкоголя, в то время как зернового виски изготавливается 18 миллионов литров в год.

― Что можно сказать про запасы спиртов, находящихся на ваших складах?
Дональд МакЛеллан: Сейчас у нас на складах зреет 61 миллион литров алкоголя. Для сравнения скажу, что вся индустрия виски в Шотландии имеет запас в 2 миллиарда литров. Это означает, что у нас вызревает 3-3,5 % от общего количества шотландского виски. Это огромное количество качественных спиртов. Многие в виски-индустрии хорошо знакомы с Loch Lomond, и положение наших дел постоянно находится под пристальным вниманием. Крупнейшие дистиллерии вообще всегда внимательно отслеживают положение дел в индустрии. 

― Ваша компания без лишней скромности позиционирует себя как крупнейший поставщик Bulk Whisky. Обычно об этом все стараются не упоминать или, по крайней мере, не афишировать.
Дональд МакЛеллан: Да, это правда. Мы на самом деле производим большой объем Bulk Whisky, что приносит компании хороший доход, позволяя сосредотачиваться на производстве качественного односолодового и однозернового виски. Это действительно важная часть нашего бизнеса, но теперь мы на данном направлении не фокусируемся так, как раньше.

Дэвид Линд: В прошлом Loch Lomond действительно производил в основном Bulk Whisky и в небольшом количестве бренды. Но ситуация изменилась: сейчас мы больше производим брендированного виски. Он стал для нас более важным, чем Bulk Whisky.

― А как Ассоциации производителей шотландского виски (Scotch Whisky Association — SWA) относится к небутилированным поставкам виски за пределы Шотландии?
Дональд МакЛеллан: Шотландская ассоциация виски стала занимать исключительно жесткую позицию для защиты всей шотландской индустрии. У ассоциации имеется новая программа верификации скотча, в соответствии с которой каждый заказ скотча по всему миру должен быть проконтролирован из Шотландии. Для этого его необходимо зарегистрировать и показать всю цепочку поставки. Теперь качество каждой этикетки, каждого бренда должно быть подтверждено SWA.

Дэвид Линд: Если раньше за пределы страны мы слали в bulk односолодовый виски, то теперь так делать уже нельзя. Односолодовый виски должен быть бутилирован в Шотландии.

― С чем связано введение таких ограничений?
Дональд МакЛеллан: Это связано с тем, что некоторые страны выпускали бренды, имевшие в своем составе незначительный процент скотча. При этом этикетки этих брендов выглядели так, словно это шотландский виски. Поэтому было решено защитить доброе имя шотландской виски-индустрии. 

Дэвид Линд: Для всех людей по всему миру слово «скотч» является индикатором и гарантией качества.

― Я интересовался данным вопросом в связи с тем, что недавно состоялся запуск еще одного российско-шотландского проекта, в рамках которого на московском заводе “Кин” будет разливаться виски от группы Inverhouse. Он получил название John Corr. Поступали ли в адрес вашей компании предложения по розливу в России вашего виски?
Дональд МакЛеллан: Да, но я не скажу от кого (все смеются. — Прим. портала).

Дэвид Линд: Скажу, что к нам поступает много подобных запросов из России, поскольку в вашей стране наблюдается повышенный спрос на виски. Но тот факт, о котором упомянули вы, является хорошей новостью. Я целиком и полностью уверен, что в России контроль качества будет на высоте и даже лучше, чем в любой другой стране мира. Мы с интересом будем наблюдать за дальнейшими изменениями на вашем рынке.

― Мы с вами не касались темы выпуска виски под частными этикетками (private label) или под названиями от заказчиков. Я так понимаю, что у вас тоже новый взгляд на этот вид деятельности, который сводится к тому, что надо развивать собственные бренды.

Дональд МакЛеллан: Да, это верно.

Дэвид Линд: Это новое направление для нашей компании. Два с половиной года назад стратегия компании поменялась. Сейчас она состоит в том, чтобы представлять на рынке собственные бренды, а не создавать bulk и private label.
Конечно, создание бренда требует времени и немалых усилий. Сейчас мы интенсивно  инвестируем в бренды. Мы создаем нечто уникальное — новые бренды, которые будут вскоре представлены на рынке. В этом и состоит изменение нашей стратегии.

― На мастер-классе прозвучало, что линейка Inchmurrin делается иначе, чем Loch Lomond. В частности, было сказано, что по-другому проходит его ферментация.
Дэвид Линд: Да, ферментация длится существенно дольше.

― Вы используете другие дрожжи?
Дэвид Линд: Да, для Inchmurrin используются свои дрожжи.

― А сами ферментационные емкости у вас какие — из дерева или из нержавейки?
Дэвид Линд: На этой дистиллерии они из нержавейки.

Дональд МакЛеллан: Но у нас есть еще одно производство в Кэмпбелтауне. Там расположена Glen Scotia — вторая дистиллерия компании Loch Lomond Group. Это одно из трех действующих в этом регионе производств. Дистиллерия хотя и небольшая, но довольно инновационная. Замечу, что виски на Glen Scotia получается полнотелым, сладким, фруктовым и маслянистым.

― К сожалению, время нашей встречи подошло к концу. Я выскажу надежду на то, что поговорить о Glen Scotia более подробно нам удастся в следующий раз. Спасибо вам, Дэвид, и вам, Дональд, за то, что нашли время для беседы и всего вам доброго.
Дэвид Линд: Спасибо, Юрий, и вам!

Дональд МакЛеллан: Рад был встретиться вновь.

Беседу провел: Юрий Богоносцев
5 января 2017 г.

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сорта виски по алфавиту

Premium distillers 240х117

Какой виски вам больше нравится?






Предварительные результаты голосования
КНИГА 240х103

Какой тип шотландского виски Вы предпочитаете?






Предварительные результаты голосования
Представляем марку2
123