Расписание вискикласс 17

Марк Ватт: мы все время смотрим в будущее

Марк Ватт (Mark Watt), директор по экспорту и продажам компании Duncan Taylor Scotch Whisky Ltd., при общении в преддверии фестиваля Eurowine & Frends оказался веселым словоохотливым молодым человеком. На мои вопросы он отвечал предельно откровенно, предоставив тем самым возможность заглянуть на “кухню” одного из самых известных независимых боттлеров Шотландии.

— Марк, я хочу начать нашу беседу с поздравления по поводу того, что виски Black Bull 40 YO получил высокую награду на конкурсе World Whisky Award 2012, итоги которого мы подробно освещали.

Марк Ватт: “Спасибо большое, мы в компании Duncan Taylor Scotch Whisky Ltd. очень гордимся этим. Это действительно превосходный виски, который выпускается очень малыми партиями. Мы особенно горды тем, что можем соперничать с крупными игроками”.

— О виски Black Bull мы поговорим чуть позже, а сейчас мне бы хотелось поинтересоваться, каков Ваш путь в виски-индустрию. Это продолжение семейных традиций или дань увлечению?

Марк Ватт: “Увлечение виски в моей крови. Я вырос рядом с дистиллерией “Макаллан” (Macallan). Это в Спейсайде. Очень известное место в Шотландии. Я прожил там 22 года своей жизни. Практически на дистиллерии. Мои родители, отец и мама, трудились на ней.

Когда мне исполнилось 18, я был принят в бар отеля Craggellachie (Марк произносит, как “Крэгелхи”. — Прим. портала), где уже в то время было 800 видов односолодового виски. В шутку я говорил, что единственная причина, по которой мне удалось там получить место, заключалась в том, что я мог дотянуться до самой верхней полки.

Именно там я развил свою истинную страсть и любовь к виски. После этого я уехал в Эдинбург учиться”.

— И там продолжилось Ваше знакомство с виски?

Марк Ватт: “Да, мне удалось поработать в знаменитом магазине Royal Mile Whiskies и в Обществе шотландского односолодового виски (Scotch Malt Whisky Society). Одним словом, чем бы я ни занимался, я всегда был связан с виски.
Будучи студентом, я встретился с господином Юном Шэндом (Euan Shand) — владельцем компании Duncan Taylor Scotch Whisky Ltd. У нас сразу установились хорошие отношения, и он пригласил меня к себе в компанию”.

— Как давно это было?

Марк Ватт: “Университет я окончил восемь лет назад. Это было 28 мая, а с 1 июня я уже приступил к исполнению обязанностей в компании Duncan Taylor. И если у большинства студентов есть перерыв между работой и учебой, то у меня на отдых было всего три дня”.

— Марк, наверное, Вам приходится бывать во многих странах?

Марк Ватт: “На самом деле до начала своей трудовой деятельности в Duncan Taylor я выезжал за пределы Шотландии всего три раза. А за последние восемь лет я побывал по крайней мере в 35 странах. Причем во многих по нескольку раз”.

— Это Ваш первый визит в Москву?

Марк Ватт: “Что Вы, мне кажется, я был здесь раза четыре. Но, к сожалению, каждый приезд протекал таким образом, что у меня совершенно не было свободного времени. Как правило, это прилет, дорога в отель, участие в каком-то мероприятии и сразу обратно. В следующий свой визит я хочу сделать так, чтобы посмотреть город и его достопримечательности”.

— Но зато у Вас была возможность общаться с поклонниками виски Duncan Taylor, которых, как мне кажется в России, становится всё больше.

Марк Ватт: “Да, на протяжении последнего года мы замечаем огромный прирост спроса на нашу продукцию в России. Множество россиян посещает наш веб-сайт. Я сам постоянно получаю сообщения в “Фейсбуке”. Одним словом, я реально вижу активность и неподдельный интерес Ваших соотечественников”.

— Скажу больше, несколько дней назад мы разместили статью известного российского блогера и независимого эксперта Михаила Селиванова. В ней говорилось о первом русском негоциантском розливе, который был осуществлен на базе виски вашей компании.

Марк Ватт: “Это был прекрасный розлив. Я хорошо помню его. Тогда не все бутылки ушли в Россию. Одна осталась со мной”.

— Кстати, как Вы оцениваете роль Интернета в популяризации виски?

Марк Ватт: “Я вижу, что круг людей, которые проявляют интерес к виски в Сети, постоянно растет. И с распространением Интернета заметно, как ширится число лиц, которые стремятся к получению новых знаний. Интернет на самом деле помогает соединить людей вместе, сплотить их в любви к виски. При этом даже не важно, откуда ты, в какой стране ты живешь. У тебя просто есть возможность пообщаться на интересующую тему”.

— Я знаю, что Вы были признаны самым молодым бренд-амбассадором по виски. Не могли бы Вы рассказать об этом?

Марк Ватт: “Для меня было большой честью получить звание бренд-амбассадора. Дело в том, что в мире существует очень много послов виски. Но, как правило, ими становились люди старшего поколения, которые работают в индустрии по 30-40 лет. Такие как Ричард Патерсон (Richard Paterson) или Дэвид Стюарт (David Stewart), которые олицетворяли верхушку виски индустрии. И мы молодые говорили себе, что нам нужно еще подождать какие-то 25—30 лет, чтобы удостоиться этого звания.

Поэтому можно понять, что я чувствовал, получая награду “Самый молодой амбассадор года”. Тем более, прибыв в Лондон на церемонию награждения, я даже не знал, что там будет происходить, и что меня ожидает награда.
Эта премия была учреждена четыре года назад. Но я всегда буду первым награжденным”.

— То есть Вы стали первым лауреатом этой премии?

Марк Ватт: “Да”.

— Как это происходило?

Марк Ватт: “Скажу честно, я плохо помню подробности, потому что я прибыл на церемонию награждения сразу после возвращения из поездки в Японию. Мне пришлось идти на банкет сразу после многочасового утомительного перелета Токио — Лондон. К тому же я не очень-то люблю ходить на торжественные вечера”.

— Марк, компания Duncan Taylor Scotch Whisky Ltd. выпускает очень интересные виски. Я знаю несколько серий ваших виски. Самая значимая и самая топовая — это Peerless. Планируется ли у Вас развитие этой серии?

Марк Ватт: “Да, мы планируем развивать линейку Peerless. Возраст выдержки этих виски — 40 лет и выше. У нас очень много виски такой выдержки. Но на прошлых выходных я был в Сингапуре и запускал новый продукт, новый виски”.

— Интересно, какой же?

Марк Ватт: “Это однобочковой розлив виски The Macallan 1969 стоимостью примерно 10 000 фунтов стерлингов. Его декантер выполнен из хрусталя, имеет солидную пробку из серебра и деревянную коробку ручной работы. При её изготовлении использовались части бочки, в которой выдерживался виски. Но самое важное — виски обладает выдающимися вкусовыми качествами. Он безусловно является хай-эндом”.

— Можно сказать, что в Сингапуре был осуществлен запуск новой линейки?

Марк Ватт: “Да”.

— Вы дали ей название?

Марк Ватт: “Она будет называться The Rarest (“Самый редкий”)”.

— Да, но у вас уже есть похожая линейка — The Rarest of the Rare?

Марк Ватт: “Да, у нас есть такая серия, но новую мы всё же решили назвать The Rarest”.

— Я рад тому, что у вас появился виски в хрустальном декантере. Виски, который достоин такого роскошного оформления.

Марк Ватт: “Большое спасибо. Хочу заметить, в любое наше дело мы вкладываем душу. Но если виски сам по себе не будет великолепным, то все усилия по созданию декантера и упаковки окажутся напрасными”.

— Я поражаюсь тем усилиям, которые предпринимает Ричард Патерсон, выпуская многочисленные сверхвыдержанные версии виски The Dalmore, розлитые в очень солидные декантеры. Я рад, что ваша компания тоже стала готовить такие релизы.

Марк Ватт: “Нам еще далеко до Патерсона, но, тем не менее, мы должны помнить, что выпущенный The Macallan 1969 — это сорокалетний виски. Поэтому мы должны воздать ему своё уважение. Это не тот напиток, который изготавливается утром, а продаётся вечером.

За виски подобной выдержки скрывается глубочайшая история и труд на протяжении нескольких десятилетий. Представьте на минутку, что виски The Macallan 1969 был перегнан за 11 лет до моего рождения. И процесс вызревания этого виски прошел через всю мою жизнь. Я присутствовал на его бутилировании и сам представлял в Сингапуре”.

— В ноябре прошлого года Ассоциации шотландского виски (Scotch Whisky Association) изменила требования к маркировке продукции. Вас это как-то затронуло?

Марк Ватт: “Безусловно, затронуло. Теперь, чтобы соответствовать действующему законодательству, мы должны изменить все свои этикетки”.

— А в чем суть новаций, предлагаемых SWA?

Марк Ватт: “Изменения направлены на то, чтобы дать более точную информацию потребителям виски. Например, если у вас винтажный розлив, то теперь на бутылке вы обязаны указать дату розлива. Это сделано для того, чтобы виски, скажем, 1990 года дистилляции и бутилированный в 2000 году нельзя было выдавать сейчас за 22-летний”.

— Но это требование вполне логично. По собственному опыту скажу, что, когда я вижу бутылку определенного винтажного года, я всегда стараюсь узнать, когда она была бутилирована.

Марк Ватт: “Я согласен с этим. Более того, на всей своей продукции мы стараемся дать как можно больше информации. Например, номер бочки, номер бутылки. И это логично. Хотя надо признать, что для производителя это дополнительная работа”.

— Это единственное новое требование ассоциации?

Марк Ватт: “Нет. Попало под запрет упоминание каких-либо качественных характеристик виски. Например, blended виски уровня премиум всегда назывались Delux Blended Whisky. А теперь это делать нельзя. Сейчас нам разрешается только писать, что это Blended scotch whisky или Single malt scotch whisky. То есть запрещены любые формальные описания типа Finest (лучший), Oldest (старейший), перед типом виски — то, что в виски-индустрии делалось столетиями без каких либо проблем”.

— А как же быть брендам, у которых уже есть в названии слово Finest? Например, как в случае с Ballantine’s?

Марк Ватт: “Если у вас будет написано Ballantine’s Finest в качестве названия бренда, то это допустимо. Но если будет написано Ballantine’s the finest blended scotch whisky, то такая надпись будет противоречить правилам. То есть это совсем небольшие изменения, видимые только профессионалу”.

— Хорошо, давайте поговорим про запущенную осенью прошлого года линейку Dimentions. Насколько я помню, в ней предлагается две версии виски: одна — крепостью 46%, а вторая — бочковой крепости.

Марк Ватт: “Да, совершено верно. Две версии. Одна бочковой крепости и виски, розлитый при 46%. Последний выпускается партиями. Иногда это марьяж двух бочек, но 95% всех розливов всё же берется из одной бочки. Но, хочу подчеркнуть, мы всегда разливаем Dimentions без холодной фильтрации и без подкрашивания”.

— Почему на этом Вы так акцентируете внимание?

Марк Ватт: “Отсутствие холодной фильтрации является непременной чертой наших розливов. Потому что фильтрация убивает ароматику виски.
Я ещё могу понять, для чего некоторые производители виски подкрашивают свою продукцию: они стремятся достичь равномерности цвета виски из разных бочек. Но у нас виски разливается из одной бочки. Нам не нужна идентичность цвета. Ключевым моментом в наших розливах является уникальность, а не постоянство. Поэтому мы оставляем виски таким, какой он есть, — натуральным”.

— Что еще можно сказать про Dimentions?

Марк Ватт: “Серия Dimentions приходит на смену линейкам NC2 и Rare Auld. В NC2 входят виски до 17 лет, розлитые при 46%, а в Rare Auld — виски от 17 до 39 лет, розлитые при бочковой крепости.

В линейке Dimentions таких строгих правил нет. Там есть как молодые виски бочковой крепости, так и выдержанные виски, которые разливаются при крепости 46%. Кстати, иногда старые виски имеют лучший ароматический профиль при 46%. Поэтому каждый раз мы принимаем решение индивидуально”.

— То есть Вы судите по органолептике?

Марк Ватт: “Да. Потому что виски даже с невысоким содержанием алкоголя может быть более мощным на нос. И наоборот.

Один раз у меня был виски крепостью 63% алкоголя. Он был мягкий, как шелк, и по аромату, и по вкусу. Его не надо было редуцировать (понижать крепость. — Прим. портала). Одним словом, каждый виски мы рассматриваем отдельно, согласно нашим ощущениям”.

— Я, например, не чувствую крепость в виски Glenfarclass 105.

Марк Ватт: “Я прекрасно знаю этот виски. В нем 60% алкоголя, но пьется он просто отлично. А есть виски, у которых крепость всего 43%, но пробуешь их и понимаешь — надо добавить воды”.

— Марк, а в чем заключается основная идея серии Dimentions?

Марк Ватт: “Идея этой линейки в том, что Duncan Taylor предлагает ощутить многомерность характера виски. Например, что какой-то виски — это не просто хересный или торфяной, а он многомерный, с различными оттенками во вкусе и аромате. При этом мы говорим, что у нас абсолютно правдивый аромат, потому что наши виски обнажены: мы не скрываем их естественную красоту. Мы можем показать различные измерения, различные стили виски одной дистиллерии”.

— Ваши запасы позволяют разливать виски старше 40 лет. А какие бочки у вас сейчас самые старые?

Марк Ватт: “Самые старые — это бочки 1963—1964 годов. У нас есть немного Lochside, Tomatin, Longmore, но гораздо больше бочек 1965, 1968, 1969 годов”.

— Наверное, жалко будет с ними расставаться?

Марк Ватт: “Безусловно. У нас имеются потрясающие виски и мы хотим их продавать. Но, с другой стороны, очень грустно с ними расставаться. Когда ты бутилируешь какую-нибудь свою последнюю бочку, поверьте, на сердце кошки сребут”.

— Для каждой компании очень важно сделать розлив экстремально выдержанного виски. У Вас есть такие планы?

Марк Ватт: “Да, конечно! Например, мы с Юном (Шэндом. — Прим. портала) уже сейчас смешиваем виски для будущего Black Bull 50 YO. Однако сам процесс марьяжа займет порядка 4—5 лет”.

— Вы собираетесь “женить” спирты от четырех до пяти лет?

Марк Ватт: “Да, совершенно верно. Мы поместим купаж в хересные бочки и будем, периодически дегустируя, тщательно следить за ними. Надеюсь, что-то останется”. (Смеется).

– У вас серьезный горизонт планирования!

Марк Ватт: “Да! Мы все время смотрим в будущее. Мы закупаем множество бочек. Некоторые из них мы бутилируем вскоре после приобретения. Но иногда мы говорим: “Давайте уберем эти бочки и забудем о них на 10—15 лет. А потом посмотрим”.

Мы поступаем так, потому что хотим иметь виски для будущих розливов. Здесь очень важно соблюдать баланс между желанием продать и желанием сохранить”.

— Чтобы не оказаться в положении дистиллерии Laphroag, виски которой так активно продавался, что она сейчас испытывает проблемы с наличием бочек?

Марк Ватт: “Да! Очень просто делать деньги сегодня, но нужно думать о завтрашнем дне”.

— Недавно мы писали об выходе Yamazaki 50 YO. Это было событие мирового масштаба. Но согласитесь, сделать сингл молт такого возраста даже проще, чем блендед молт?

Марк Ватт:Во многом да. Потому что всё, что вам нужно, вы можете взять из одной бочки. Купажирование — занятие, которым нам приходится заниматься достаточно часто, — это искусство. На самом деле моя ежедневная работа намного проще, потому что это преимущественно однобочковые розливы. Мы пробуем, если нам нравится, то разливаем. Это легко.
А купажирование — это сложный процесс: возьмем то, добавим другое, потом включим еще чего-нибудь. Это требует большого мастерства. Мы вкладываем в это душу”.

— Марк, я задам еще несколько уточняющих вопросов по Black Bull. Я знаю, что виски Black Bull 40 YO выпущен двумя партиями. Есть Black Bull 40 YO Batch 1 и есть Black Bull 40 YO Batch 2.

Марк Ватт: “А еще есть Black Bull 40 YO Batch 3. Он будет бутилироваться в течение ближайших двух-трех недель”.

— О! Вот это новость!

Марк Ватт: “Batch 3 — это первый купаж, который я сделал полностью самостоятельно. В нем присутствуют такие виски, как Highland Park, Bunnahabhain, Glen Grant, Glenrothes, Invergordon. Кроме того, в него я добавил Caperdonich, потому что Caperdonich — мой любимый виски”.

— Из сказанного можно предположить, что состав Batch 1 и Batch 2 тоже отличался?

Марк Ватт: “Совершенно верно. Batch 1 — это Springbank, Highland Park, Glenlivet, Glenburgie, Invergordon и несколько других виски. В то время как Batch 2 составлен из Bunnahabhain, Tamdhu, Glenlivet, Invergordon. Таким образом, стиль, к которому мы стремимся, одинаковый, но состав молтов был разный”.

— В чем же тогда состояла идея этих выпусков?

Марк Ватт: “Идея состоит в том, что вы можете тестировать каждый batch. Скажем, Johnnie Walker Blue Label — это великолепный виски. Но, попробовав одну бутылку Johnnie Walker Blue Label, вторую можно не покупать, поскольку все они одинаковые.

Поймите меня правильно. Такое постоянство на самом деле вовсе не означает, что виски плох. Просто мы бы хотели, чтобы каждая новая партия отличалась. Возможно, это покажется несколько эгоистичным, но я бы хотел сделать дегустацию от Batch 1 до Batch 10”.

— А где будет проставлен номер партии — на этикетке?

Марк Ватт: “Он указывается на контрэтикетке”.

— Может, логичнее его проставлять на фронтальной этикетке?

Марк Ватт: “Откровенно говоря, я согласен с Вами. На этикетке он, наверное, смотрелся бы лучше. Но Batch 3 выйдет в уже привычном исполнении. А вот для следующего выпуска, т. е. для Batch 4, мы собираемся улучшить упаковку”.

— Марк, получается, что каждая партия Black Bull 40 YO — это limited editions?

Марк Ватт: “Совершенно верно. Каждый Batch — это 1 200 бутылок”.

— Я где-то вычитал, что Batch 2 был в объеме 957 бутылок.

Марк Ватт: “Возможно, это так и есть. Я Вам скажу, что Batch 3 будет порядка 850 бутылок. Если учесть, что мы экспортируем этот виски более чем в 40 стран мира, то это совсем небольшое количество”.

— Его следует ожидать в России?

Марк Ватт: “Я надеюсь на это”.

— Надо полагать, компания “Евровайн” приложит к этому усилия...

Марк Ватт: “Я надеюсь на это, потому что они в действительности хотели получить больше бутылок Batch 2, чем изначально планировалось. Исходя из этого, я сообщил им о выходе Batch 3 даже раньше, чем другим импортерам”.

— Марк, у вас есть еще один интересный релиз — Black Bull Special Reserve no.1. Не могли бы Вы представить его нашим читателям?

Марк Ватт: “С удовольствием. Виски Black Bull Special Reserve мы производим один раз в год. Мы хотели в нем соединить два стиля виски — более старый с более молодым. Именно поэтому на бутылке нет указания возраста. Например, в Black Bull Special Reserve no.1 состав был основан на одной бочке Glenrothes 1968 и бочке North British 1978. Иначе говоря, основная часть виски имеет возраст старше 30 лет. Но мы почувствовали, что нам нужно их оживить, поэтому добавили 12 литров более молодого Bowmore 1998, небольшое количество Glen Scotia 21 YO и еще немного Craigellachie 11 YO, который и стал самым молодым компонентом купажа. Однако на 98% наш купаж состоит из виски, который выдерживался более 30 лет.

Опять же, это очень лимитированный выпуск. Он вышел в количестве 950 бутылок.
Сейчас мы работаем над второй партией этого виски”.

— Для меня всегда было загадкой, почему после Black Bull 12 YO cледующим шёл такой возрастной виски, как Black Bull 30 YO. Обычно этот интервал выдержки заполняется промежуточными релизами, которых у вас не было.

Марк Ватт: “Я Вам признаюсь, что мы работаем над Black Bull 21 YO. И Вы — первый человек, которому я об этом рассказал. Это очень большая работа, она потребует определенного времени”.

— Я позволю себе вопрос о виски Invergordon 1965, который выходил в серии Peerless. Вы произвели его в количестве всего 80 бутылок. Нечасто встретишь столь малые выпуски. Это получилось из-за того, что столько виски оказалось в бочке, или вы разливали только часть её?

Марк Ватт: “Это было именно то, что осталось в бочке. Invergordon 1965 — это великолепнейший виски, поэтому мы сами очень сожалели, что вышло так мало бутылок. Когда мы делаем однобочковой розлив, мы разливаем бочку целиком.
Другое дело, что у нас имеется линейка Octave, где мы переливаем виски из полнообъемных бочек в бочки меньшего объема — 50-литровые. Из них потом получается порядка 70 бутылок.

Относительно Invergordon можно сказать, что ангелы были к нему очень жадными или, что более вероятно, интерес к нему проявили работники склада. А вообще очень забавно, что ангелы любят всегда виски из самых лучших бочек”.

— Поясните, зачем вы переливаете виски в маленькие бочки (quarter cask) перед бутилированием?

Марк Ватт: “Существуют две причины. Во-первых, мы оставляем виски в малых бочонках на довыдержку на три-четыре месяца, чтобы добавить какие-то оттенки к вкусу и аромату. При этом мы следим за тем, чтобы не перегрузить виски. Молодым виски довыдержка помогает обрести тело и структуру, а более зрелый виски несколько смягчается, обновляется.

Мой босс говорит, что это, как виагра, для виски. Это на самом деле не меняет виски, но сохраняет его характер.

Другая причина заключается в том, что у нас по всему миру есть покупатели, которые хотят иметь свою бочку, которая могла бы быть розлитой примерно в 70 бутылок. Для них 300—400 бутылок — это уже многовато, поскольку виски в таком объеме будет избыточным. А вот 70 бутылок — это хороший объем реализации для магазинов, баров и индивидуалов”.

— Марк, эта процедура “освежения” применяется только к линейке Octave и Quarter cask?

Марк Ватт: “Вся процедура, о которой я говорил ранее, относится к линейке Octave и Quarter cask”.

— Я так понимаю, что Вы позитивно относитесь к выдержанным зерновым виски?

Марк Ватт: “Я считаю, что зерновой виски должен выдерживаться длительное время. Самый молодой зерновой виски, который мы бутилировали, имел возраст 25 лет.

Это связано с тем, что зерновому виски нужно больше времени, чтобы экстрагировать всё из бочки так, чтобы в итоге получился магический напиток. Чтобы позволить ароматике выйти и раскрыться. Молодой зерновой виски — достаточно грубый. Есть, конечно, отдельные хорошие экземпляры, но я предпочитаю хорошо выдержанные образцы”.

— Из зерновых мне нравится ирландский Greenore.

Марк Ватт: “Отличный виски!”

— К сожалению, время нашего общения уже исчерпано. Поэтому, если Вы не возражаете, мы можем пообщаться в зале.

Марк Ватт: “Подходите, конечно. Я покажу Вам фото нашего нового виски Macallan”.

— Спасибо, Марк.

Беседу вел Юрий Богоносцев 11 апреля 2012 г.
 

Сорта виски по алфавиту

Premium distillers 240х117

Какой виски вам больше нравится?






Предварительные результаты голосования
КНИГА 240х103

Какой тип шотландского виски Вы предпочитаете?






Предварительные результаты голосования
Представляем марку2
123